np_morozova


Керамика, всякая красота и жизнь вокруг

Журнал художника-керамиста


Previous Entry Share Next Entry
Тарелки художников. Коллекционирование и инвестиции ( часть 1)
np_morozova

ARTinvestment.RU – 16.09.2013, 10:54

О былой утилитарности этих предметов напоминает лишь их форма — тарелки, пластины, вазы, пасхальные яйца. Сегодня керамика и художественный фарфор могут быть предметами роскоши, символами статуса владельца, а некоторые экземпляры — это уже настоящие произведения искусства, которые рождаются на стыке живописи, графики и скульптуры.

Многие знаменитые художники обращались к росписям фарфоровых изделий — из любопытства или в стремлении расширить свой творческий диапазон. Например, в начале ХХ века Пабло Пикассо или Жан Кокто расписывали тарелки в своей фирменной узнаваемой манере, век спустя поэт и писатель, а также художник и скульптор Тонино Гуэрра создавал керамические тарелки, населяя их растениями и животными. Коллекционеры полюбили эти предметы. Но в целом в Европе эти эксперименты, по мнению ряда искусствоведов, так и не вышли за рамки поиска новой декоративности. Совсем по-другому сложилась история художественных произведений из фарфора в России.

Жан КОКТО Феб-Апполон. 1958
Жан КОКТО Феб-Апполон. 1958. Фаянс
Sothebys. 19.03.2013. Лот 101
Оценка аукциона (эстимейт): 800–1 200 евро
Цена: 3 250 евро
Источник: christies.com
Тонино ГУЭРРА. Тарелка. 2002
Тонино ГУЭРРА. Тарелка. 2002
Керамика
Источник: toninoguerra.org

Начнем немного издалека.

Фарфор — это вид керамики из смеси каолина, кварца и полевого шпата. Для придания блеска и украшения его часто покрывают глазурью и расписывают красками (не обязательно в этом порядке). Не покрытый глазурью фарфор называется бисквитом, а белая, еще не расписанная фарфоровая заготовка — бельём.

Секрет производства фарфора, изобретенного в Китае в VII веке нашей эры, местным мастерам удавалось сохранять вплоть до XVIII века. Лишь в 1708 году европейские ученые сумели изготовить свой фарфор. А в России рецепт фарфора был заново открыт в конце 1740-х годов Дмитрием Ивановичем Виноградовым (1720–1758) — современником Ломоносова, работавшим на Санкт-Петербургской мануфактуре (в дальнейшем — Императорский фарфоровый завод, после революции — Государственный фарфоровый завод (ГФЗ), затем — Ленинградский фарфоровый завод (ЛФЗ)).

Именно ЛФЗ принадлежит одна из главных ролей в возникновении самого знаменитого явления в русском фарфоре ХХ века — агитационного фарфора, не имеющего аналогов в мировом искусстве. (Самым близким к нему по значению можно, пожалуй, назвать керамику революционной Франции времен буржуазной революции 1789 года. Тогда на поверхность тарелок, блюд и прочей посуды переносились сюжеты политической и социальной сатиры — символы трех сословий, образы Мирабо, бдительного галльского петуха, сидящего на пушке, и другие подобные сюжеты. Однако по исполнению эта посуда имеет с агитфарфором очень мало общего. Это все же больше перенесение готовых карикатурных рисунков с бумаги на керамическую (фаянсовую) поверхность.)

«Я присматриваю за нацией» (Je veille sur nation). Франция, 1793
«Я присматриваю за нацией» (Je veille sur nation)
Франция, 1793
Фарфор
Источник: reenactor.ru
«Да здравствует свобода» (Vive la liberté). Франция, 1791
«Да здравствует свобода» (Vive la liberté)
Франция, 1791
Фарфор
Источник: catherine-catty.livejournal.com

Агитационный фарфор стал той точкой, в которой естественно, т. е. закономерно и без принуждения, сошлись искусство и идеология своего времени.

С художественной точки зрения в агитационном фарфоре (в первую очередь, конечно, это тарелки и блюда, но не только они) воплотились идеи русского авангарда первой трети XX века. Художники-авангардисты стремились показать, что искусство не предназначено лишь для отдельных слоев общества, приблизить его к народу, ввести в каждый дом, привить людям вкус к прекрасному. Фарфоровая посуда в качестве носителя произведения искусства как нельзя лучше отвечала их целям. К тому же красивая посуда, если таковая была в доме, исторически играла роль статусную, т.е. в новых условиях она не требовала привыкания.

Вместе с тем «искусство есть колоссальной силы воспитательное средство, — считал А. В. Луначарский. — Это есть, быть может, самая могучая форма агитации, какая когда-либо существовала». И вот в не самой грамотной стране — фарфоровая посуда оказалась новаторским агитационным средством. Ей поручалось ни больше ни меньше как преобразить жилище рабочего и сделать дом советского человека как можно более соответствующим новой политической системе и идеологии.

Уже в 1917 году перед Государственным фарфоровым заводом была поставлена задача «помочь преобразить обстановку жизни людей». Для ее решения, для создания фарфоровых произведений были задействованы не только заводские художники (Сергей Чехонин, Зинаида Кобылецкая и др.), но и приглашены лучшие мастера своего времени. В петроградских газетах 1917 года можно найти сведения о том, что к участию в художественных работах для завода были привлечены Алексей Карев, Владимир Козлинский, Ксения Богуславская, Иван Пуни, Владимир Конашевич, Павел Кузнецов с группой его учеников и другие художники. Известно, что ГФЗ сотрудничал также с Николаем Суетиным, Натаном Альтманом, Иосифом Школьником, Владимиром Лебедевым, Владимиром Татлиным, Василием Кандинским, Давидом Штеренбергом.

Сергей ЧЕХОНИН. Блюдо «РСФСР». 1922
Сергей ЧЕХОНИН Блюдо «РСФСР». 1922
Эскиз 1918 года
Фарфор. ЛФЗ
Павел КУЗНЕЦОВ. Тарелка «Кубистическая с молотом». 1919
Павел КУЗНЕЦОВ
Тарелка «Кубистическая с молотом». 1919
Фарфор. ЛФЗ

Формы сотрудничества художников с заводом были разными. Большинство приглашенных авторов ограничивалось созданием эскизов, поскольку техника росписи фарфора предполагает наличие специальных навыков, отличных от умений художников-станковистов. При этом они часто работали в привычной для них станковой манере, вписывая в условный круг тарелки свои живописные и графические работы (и лишь немногие ставили своей задачей связать изображение с предметной формой). Иногда авторы эскизов работали совместно с профессиональными художниками по фарфору, а также расписывали тарелки самостоятельно. Но больше задачу перенесения рисунка на предмет доверяли художникам-копиистам. Уже в начале 1920-х для ускорения и упрощения процесса производства тарелок на ГФЗ была введена система механического перенесения эскизного рисунка на бельё.

Выше всего ценились оригинальные работы, выполненные самими авторами эскизов. Тиражные вещи были в 10–20 раз дешевле, причем изделия, выполненные копиистами от руки, стоили примерно в два раза меньше, чем авторские копии. Механические же копии были совсем дешевы.

Надо сказать, что большинство оригинальных работ не попадало на рынок, а поступало в музей при заводе в качестве образцов для копирования.

По архивным документам известно, что особым успехом пользовались революционные сюжеты Михаила Адамовича, Натана Альтмана, силуэты Мстислава Добужинского и Георгия Нарбута.

Михаил АДАМОВИЧ. Тарелка «Красный человек». 1926
Михаил АДАМОВИЧ
Тарелка «Красный человек». 1926
Фарфор. ЛФЗ
Зинаида КОБЫЛЕЦКАЯ. Тарелка «Наша нравственность выводится из классовой борьбы пролетариата». 1924
Зинаида КОБЫЛЕЦКАЯ
Тарелка «Наша нравственность выводится из классовой борьбы пролетариата». 1924
Фарфор. ЛФЗ

В 1923 году начали свое сотрудничество с ГФЗ художники-супрематисты. Казимир Малевич и его последователи работали над эскизами форм и росписей для тарелок, блюд и сервизов. Их работы получили особый расценочный номер — 660 и отличительный знак — черный квадрат.

Известно, что сам Малевич не занимался компоновкой рисунков на объемных формах, его рисунки переводились на бельё его учениками и помощниками — Николаем Суетиным, Ильей Чашником и другими. Довольно много этих супрематических работ сохранилось и сегодня.

Создавал эскизы для фарфора и Василий Кандинский. Известно, что перед отъездом из России он сделал для завода несколько вариантов росписи чайных сервизов.

Активно сотрудничали с заводом и другие известнейшие к тому времени художники, например — Кузьма Петров-Водкин,Александр Самохвалов, Борис Кустодиев. Они также выполняли эскизы, которые потом переносились на фарфор.

Казимир МАЛЕВИЧ. Тарелка «Динамическая композиция». 1926
Казимир МАЛЕВИЧ
Тарелка «Динамическая композиция». 1926
Фарфор. ЛФЗ
Кузьма ПЕТРОВ-ВОДКИН. Блюдо «Свадебное». 1923
Кузьма ПЕТРОВ-ВОДКИН
Блюдо «Свадебное». 1923
ЛФЗ

Фарфор этот, к слову, несмотря на все первоначальные идеи о массовости искусства и все идеологические задачи, выпускался весьма незначительными тиражами, не более 300 экземпляров, и предназначался главным образом для экспонирования на многочисленных зарубежных выставках.

Агитационный фарфор практически сразу после своего появления превратился в предмет коллекционирования, так и не достиг своей целевой аудитории. Художественные достоинства и коллекционная привлекательность этих произведений искусства были очевидны, и уже в то время агитационный фарфор стал появляться на аукционах и продаваться за границу. Главным потребителем фарфора были государственные органы, закупавшие для дальнейшей продажи за границей около 95 процентов изделий.

Несмотря на всю свою популярность у коллекционеров, агитфарфор формально отвечал социальному и идеологическому заказу формирующейся тогда новой политической системы. Однако примерно в середине 1930-х годов, когда и политическая обстановка и риторика партии несколько изменились, на смену авангарду пришло более традиционное реалистическое искусство. Именно в это время можно говорить о начале угасания жанра: агитационный фарфор в тех рамках, которые ему были поставлены, выполнил свое задание и уступил дорогу другим стилям. В 1940–50-х годах завод окончательно прекратил производство агитационного фарфора, полностью переключился на идеи мирного строительства и нового советского искусства, уже никак не связанного с агитацией.

Художественная роспись фарфора, однако, осталась важной частью декоративно-прикладного искусства и, как показало время, не ушла в небытие. И снова возникновение такого рода предметов стало результатом творческих усилий представителей отечественного авангарда. На этот раз — второй его волны. Именно так — второй волной русского авангарда — назвали многие западные историки искусства творчество нонконформистов, художников-шестидесятников, отвергавших давление официального советского реалистического искусства в пользу индивидуальных творческих поисков. Надо сказать, что тогда, в 1960–70-х, когда, собственно, возник и сформировался второй русский авангард, с фарфором практически никто не работал. Для нас важно, что пусть и в 1990-х (когда искусство шестидесятников уже получило признание и музейный статус), но именно в этой художественной среде появились произведения в фарфоре — созданные по эскизам Владимира Немухина, Эдуарда Штейнберга иФранциско Инфантэ, а позже — Лидии Мастерковой, Владимира Янкилевского, Олега Целкова, Виктора Пивоварова, Эрика Булатова, Ильи Кабакова, Оскара Рабина, Игоря Вулоха, Бориса Орлова, Леонида Борисова и др. (продолжение следует)                               Отсюда:    http://artinvestment.ru/invest/ideas/20130916_farfor.html


?

Log in

No account? Create an account